Жизнь Сакского курорта в середине 19 века

Известность сакских грязей перешагнула границы России, и сюда стали приезжать на лечение из Польши, Герцеговины, Болгарии, Италии и Франции. Методы грязелечения прогрессировали очень медленно. Грязевые «ванны» отпускались по принципу «сколько больному позволяют силы и условия

Известность сакских грязей перешагнула границы России, и сюда стали приезжать на лечение из Польши, Герцеговины, Болгарии, Италии и Франции.

Методы грязелечения прогрессировали очень медленно. Грязевые «ванны» отпускались по принципу «сколько больному позволяют силы и условия болезни».

Ординатор Симферопольского военного госпиталя, штаб-лекарь А. Каниведский, работавший в сакском отделении госпиталя, так описывает грязелечение в Саках в тот период: «На берегу озера, где находится толстый слой ила, делается соразмерно величине человекажелобчатое углубление … В приготовленную таким образом ванну больной ложится … и покрывается по всей поверхности кожи илом на два дюйма и более так, чтобы не было нигде отверстия. Голова же не покрывается, исключая особенных случаев, когда покрывается не только волосистая часть головы, но и лицо, оставляя глазные впадины, нос и рот незакрытыми. Положенный в такую ванну, после сильного жжения в первый момент, чувствует через десять минут и менее приятную теплоту во всем теле, кожа напрягается, пульс делается полнее и чаще, обнаруживается чувство ползания мурашек, иногда зуд в коже, в некоторых случаях ломота, особенно в конечностях. Потом наступает обильный пот, сначала на лице, потом на всей поверхности тела. Через сорок минут, иногда более, иногда менее, больной начинает чувствовать шум и звон в ушах, дыхание ускоряется, делается стеснение в груди, головокружение, тошнота и слабость во всем теле.история саки

Доведенный до такого состояния больной поспешно вынимается из ванны, завертывается простынями или шерстяными одеялами и переносится в палатку, омывается в ванне рапой… вытирается… одевается поспешно в теплую одежду и переводится осторожно на квартиру, где ложится в постель и укрывается теплыми одеялами … Вскоре неприятное ощущение в груди проходит, пот, сначала сильный, начинает уменьшаться … Через час или два, когда пот останавливается, больной переменяет мокрое белье и, отдохнув, обедает».

Насколько тяжелыми были для больных такие ванны, показывает следующий фрагмент из статьи Каниведского: «В углублении ванны остается до трех и более фунтов пота, меж тем обильный пот продолжается и после ванны, по крайней мере, два часа».

Неоднократно обращались к помощи сакских врачей и офицеры Черноморского флота. Большую часть службы они находились в условиях повышенной влажности и переохлаждения и оттого страдали ревматизмом. В Саках практически вылечились М. П. Лазарев (генерал-адъютант, адмирал, начальник штаба Черноморского флота и портов, военный губернатор Николаева и Севастополя), Л. М. Серебряков (вице-адмирал, начальник Черноморской береговой линии), Ф. Г. Артюхов (контр-адмирал, командующий эскадрой Черноморского флота), В. А. Корнилов (капитан 1 ранга, начальник штаба Черноморской эскадры, в будущем вице­ адмирал, в 1854 году возглавивший оборону Севастополя).

Столичная газета «Северная пчела» в 1847 году писала: «В конце мая с приездом больных сакская деревенская жизнь пробуждалась от своей обычной тишины. По вечерам в некоторых домах раскрываются зеленые столы для виста и преферанса, а армейские офицеры, приезжающие большей частью из Севастополя, оживляют в Саках общество». Как всегда на отдыхе, здесь сетовали на скуку, пишет газета, но никто от нее не страдал — молодежь ухаживала и влюблялась, мужчины, конечно, спорили о политике.

Первоначально госпитальные больные размещались у местных жителей, сдававших дома внаем. В 1849 году на северо-восточном берегу Сакского озера рядом с гражданским ведомством строится каменное здание, рассчитанное на «70 нижних чинов и 5 офицеров».

Лечение в ту пору было сезонным, начиналось в июне и продолжалось по август. Грязевые ванны больные принимали по прежнему в «могилах», так красочно описанных Сумароковым, но уже под наблюдением врача.

Для создания лучших условий приема грязевых процедур после распоряжения графа Воронцова «устроить здесь здания для больных с различными удобствами» в 1832 году появился павильон для пациентов, который местные жители прозвали «дворцом». Он благополучно просуществовал до самой Крымской войны. Кроме того, был открыт пансион с 20 номерами от 30 копеек до 1 рубля 20 копеек серебром в сутки.

Несмотря на то, что военное и гражданское заведение обслуживали в сезон до 250 человек, путешественники отмечали большой недостаток приличного жилья и его дороговизну.

«Съезд больных в некоторые годы бывает очень большой, и многие принуждены тесниться в татарских лачужках и платить за комнату по 1 рублю 50 копеек и даже по 2 рубля серебром. Случалось иногда, что некоторые должны были платить за наем простого крестьянского дома о трех комнатах по 5 рублей серебром в сутки, между тем сам дом стоит не более 100 рублей серебром … При большом съезде больных нередко также ощущается в Саках недостаток в съестных припасах».

В 1840-х годах «крымский» метод лечения сменяется новым, вошедшим в медицинскую литературу под названием «грязевые медальоны». Грязь выкладывали на деревянные площадки в форме овала размером в человеческий рост. Эти площадки были хорошо защищены от ветра. К 11-12 часам дня грязь нагревалась. Сняв горячий слой (48-50 ◦С), им быстро обмазывали больного. Если погода была пасмурная, дождливая, то процедуру не делали. Для ослабленных больных готовили разводные ванны — в деревянную ванну выкладывали грязь, разбавляли водой и размешивали.

Едва больной поднимался из грязи, его окутывали простыней и войлоком и направляли в деревянную купальню, где отмывали от грязи. Одевшись потеплее, больные садились в экипаж и в сопровождении слуги отъезжали на квартиры. Те больные, которые не имели своих экипажей, нанимали у местных жителей простые крестьянские повозки.

В начале 1850-х годов волостная деревня Саки была одной из самых значительных в Евпаторийском уезде. Газета «Северная пчела» сообщала, что состояла эта деревня «из земляно-кирпичных мазанок, побеленных глиною и разбросанных без толку и порядка». Лучшими зданиями были казенная почтовая станция и волостное управление. В 130 домах проживало 550 обывателей, в том числе 270 государственных крестьян. Жители занимались сельским хозяйством, ремеслами, добычей и продажей соли. Значительный их доход составляла также сдача домов внаем и торговля съестными припасами.

 

По материалам книги: Саки — курорт дарующий надежду

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *