Отдых в Саках


Еще в период позднего Средневековья на берегу соленого озера возникла татарская деревушка Тузлы (от татарского слова «тузлук», что означает «крепкий соленый раствор»), где грязелечением, занималось мусульманское духовенство.

Один из первых историографов Сакского курорта писал: «Целебная сила сих грязей была известна здешним коренным жителям, и все вообще обитатели полуострова имели к ним доверие до такой степени, что во всяком хроническом недуге прибегали к пользованию. А как у них не было медиков, которые могли бы, соображаясь с состоянием страждущих и свойством болезней, придать совет, то в сем качестве руководствовал их татарский мулла, который, прежде чем ложиться больному в грязь, предварительно читал над ним молитвы. Пользуясь крайним невежеством больных и значительным для себя прибытком, мулла не разбирал болезней, но, следуя внушениям корыстолюбия, уверял каждого в возможности получить облегчение, какою бы болезнью он ни страдал и в какое бы время дня ни ложился в ил». Если грязи не помогали больному, «мулла отговаривался тем, что больной не имел полной веры в целебную силу грязей и не внимал с должным усердием его молитвам».

В 1783 году Крым был присоединен к Российской империи. И практически сразу на полуостров стали прибывать любопытствующие, желавшие своими глазами увидеть вновь обретенные земли.

Сакское озеро с его целебными грязями заинтересовало русских исследователей. Академик П. С. Паллас, изучавший природу Крыма в течение многих лет, в своем «Кратком описании Таврической области» осуществил первое районирование озер полуострова. Палласом выделены и описаны пять групп озер, в том числе Сакское.

Одним из первых крымских путешественников был Павел Иванович Сумароков, русский академик, натуралист, писатель, юрист. «Озеро Сак близ сумароков п.и.деревни сего же имени, — писал он в своей книге «Путешествие по всему Крыму и Бессарабии в 1799 году», — достойно, чтобы о нем сообщить. Оно имеет чудесное действие подавать скорое исцеление от многих болезней».

Сумароков сам лечился грязями и дал описание грязевой процедуры. «Стекающая и солнцем испаряемая вода оставляет у берегов род ила или грязи, в котором выкапывают глубокие ямы наподобие могил, и в них зарывают недугующих по самую шею, так, что лежащие в них не могут иметь никакого движения. Над головой делают из ветвей подобие шатра, дабы охранить ее от раскаленных лучей. Сидят в ямах по часу и более, переменяя грязь свежею, и силато оной приносит облегчение страждущим … Обитающие в здешних окрестностях крымцы стекались издавна толпами к сему спасательному месту и, возвратясь здравыми в дома свои, прославляли премудрость провидения. Ныне же многие из чиновных российских … удостоверились в истине сего чудотворения. Были примеры, что единожды и дважды употребленное сие средство освобождало от жестоких и продолжительных болезней без всяких потом следствий., Но сожалительно, что оное остается мало известным, а важность оного заслуживает всяких над ним изысканий и утверждений». В подтверждение своих слов Сумароков привел имена, фамилии и адреса нескольких лиц в Симферополе, Евпатории и Бахчисарае, излечившихся сакскими грязями.

В 1803 году Сумароков посетил деревню Сак повторно, а вскоре издал книгу «Досуги крымского судьи, или второе путешествие в Тавриду», иллюстрированную художником Колпачниковым. В ней он подробно и не без юмора описывает процедуру лечения грязью .

«В деревне Сак татарин, отправляющий должность аптекаря при той чудесной врачебнице, встретил нас у своего дома, отворил свою хату, устроил из подушек диван, сам пошел делать приготовления, а мы во ожидании того совлекли с себя одежды. Часа через полтора явился наш эскулап, подвезли арбу, мы накинули на себя плащи, влезли в тот подвижной чулан, поклали тазы, белье и поехали к озеру, в версте от селения отстоящему. Прибыв к берегу, мы босоногие шествовали по вязкой тине сажен пятьдесят и достигли выкопанных в грязи могил с устроенными от северной стороны, для защиты, шалашами… Я вижу, что читатель хочет позабавиться на наш счет, пусть же он вообразит себе каждого из нас лежащего всею длиною тела в особой могиле, под бугром накинутой грязи, который, оставляя одни только головы на свободе, лишал нас всякого движения. Пусть вообразит он увязшего по колена моего слугу с распущенным надо мною, к предохранению от солнечных лучей, зонтиком. Пусть прибавит он к сей картине татарина, сидящего на цыпочках подле меня, который, накидывая свежей грязи, поливал водою, как будто по пашне, покрывающее меня вещество. Теперь пусть он представит затейливого моего товарища с приткнутою молодым татарином к его губ трубкою и в сем положении испускающего табачный дым… Наконец, через полтора часа последовало наше восстание и мы воскресли, во угождение переселению душ Пифагора в виде уже негров, но лекарь татарин … посадил нас на камень и посредством вылитых на нас нескольких ведер воды поставил нас набело».

Такой метод лечения вошел в медицинскую литературу под названием «крымский».

 

По материалам книги: Саки — курорт дарующий надежду

Оставить комментарий